«В каком уголке царства русскаго не знают Кунавина?»
Последние дома деревни Монастырка. Фото: из архивов

Последние дома деревни Монастырка. Фото: из архивов

Как жили бывшие нижегородские деревни до того, как стали частью города

Сегодня Нижний Новгород состоит из восьми районов, каждый из которых при ближайшем рассмотрении раскрывается уникальным образом — дает о себе знать историческая подоплека. Все они выросли из деревень, которые впоследствии шли своим путем и по-своему встретили век прогресса, определив тем самым характер, архитектуру и образ жизни каждого отдельного района.

Прежде чем на несколько десятилетий стать Горьким, с 1928-го по 1930 год Нижний Новгород именовался Большим — так отреагировало государство на упразднение Нижегородской губернии и включение в состав обновленной административной единицы многих сел и деревень. После объединения города встал вопрос о новой форме его деления, в результате чего появилось три района: Свердловский, Канавинский и Сормовский. В Свердловский район была включена основная, правобережная часть города. Два остальных района были образованы из Сормова и Канавина, носивших до этого статус городов — с 1922-го и 1919 годов соответственно.

Первые нижегородские города

Широко известна история центральной части города, и, напротив, теряются истории остальных районов. Канавино остается едва ли не единственной городской единицей, о которой говорят столь же часто, как и об историческом центре. Краевед Николай Иванович Храмцовский в очерке «Кунавино и современное его состояние» писал о слободе так: «Кунавино, кажется, получило начало свое вследствие постоянно образовавшагося перевоза через Оку, который, конечно, учредился вскоре после основания Нижняго-Новгорода, или, по крайней мере, вскоре после подпадения Руси игу монголов, когда Нижний сделался неизбежным пунктом для многих князей, ездивших в орду, которых владения находились между левыми берегами реки Москвы и Оки и правым Волги».

Канавино перестало быть маленькой слободой в 1817 году, когда сюда была перенесена Макарьевская ярмарка — местные жители стали сдавать свои дома приезжим под квартиры, трактиры, постоялые дома и другие заведения. Стоимость аренды назначали выше средней, а потому совсем скоро в Канавине стали появляться новые дома и целые улицы, а часть слободы, приближенная к ярмарке, приняла вид города. Дома здесь строили и городские жители, и ярмарочные чиновники — им можно было занимать пустыри бесплатно.

Позже через Канавино была проложена железная дорога, и теперь жизнь в разросшейся слободе оживала не только в месяцы ярмарки. «А где, в каком уголке царства русскаго, не знают Кунавина? По крайней мере где не слыхали об этой «развеселой слободке»? Не знаю насколько популярно оно в Европе, но мне хорошо известно, что оно пользуется во многих странах Азии большой известностью», — пишет Храмцовский.

О происхождении названия Канавина спорят — связывают его и со словом «канава», и с названием денежной единицы «куны», и с именем местной владелицы трактира Кумы, которой часто кричали «Кума, вина!». В сормовской топонимике меньше загадок — впервые поселок упоминается под названием Марьино в 1542 году в связи с тем, что владелец этой деревни, Терентий Шуменев по прозвищу Сорома, судился из-за пограничной речки с владельцем деревни Копосово. По прозвищу владельца, Соромовым, поселение долгое время и назвалось.

Расположенное вдали и от города, и от ярмарки, Соромово так и могло остаться небольшой деревней, но в 1849 году на его территории началось строительство завода. Тогда же его директор настоял на смене названия поселка на более благозвучное — Сормово. Завод, также как и ярмарка, давал рабочие места, и жизнь вокруг закипела. Работа на производстве была тяжелой, и шли на нее в большинстве своем крестьяне, находящиеся в поиске достойной оплаты труда и выдаваемой рабочим беспроцентной ссуды на строительство дома. Вокруг завода выросли десятки улиц, и многие из них были названы в честь цехов и производств.

«Завод "Красное Сормово" одним из первых в стране выдвинул почин возводить дома методом так называемой “народной стройки”. Почин сормовичей был одобрен партией и правительством, его поддержали сотни предприятий. Так между Копосовым и Высоковым возник поселок, названный, разумеется, Народным. Отработав смену на заводе, рабочие строили дома для себя и своих детей. Строительный материал — шлакоблоки и прочее — предоставляло предприятие», — пишет об истории застройки района газета «Красный Сормович». В 1959 году на заводе появилось собственное строительное производство, и у сормовичей появилась возможность заполнить многочисленные пустыри. На месте села Дарьино вырос квартал Энгельса, в середине 60-х годов был сооружен бульвар Юбилейный, который сегодня является одним из символов района.

Заводские

В 1932 году город переименовали в Горький, а в 1933-м к нему был присоединен Автозаводский район. Решение о строительстве крупнейшего в Европе автозавода было принято всего четырьмя годами ранее, в мае 1930 года был заложен первый камень, а уже через 18 месяцев гигант был построен. К тому времени на территории района проживало около тридцати тысяч человек. Так же, как и сормовский, автомобильный завод строился не на пустыре, а совсем рядом с деревней Монастырка. Разница была лишь в том, что строительство Сормовского завода в середине XIX века подтолкнуло деревню к плавному совместному развитию, а в Автозаводский район прогресс пришел почти сто лет спустя, и для патриархальной Монастырки изменения были шокирующими.

В XVI-XVII веках практически вся заречная часть современного Нижнего Новгорода принадлежала церкви, так деревня и получила свое название. В XIX веке Монастырка славилась кузнечным делом — в деревне насчитывалось более 40 кузниц, изготавливающих в большинстве своем гвозди, которыми потом торговали купцы. В начале прошлого века на рынке появились гвозди фабричного производства, стоившие дешевле «монастырских», и промысел стал затихать, жители деревни уходили работать на Сормовский завод.

Нижний Новгород на карте Менде, 1860, фрагмент. Фото: из архивов

Краевед Владимир Дубинин в статье «От Монастырки до Автозавода» пишет: «К началу XX века Монастырка состояла из двух главных улиц: Баронской и Графской. Была еще одна, второстепенная, — Макариха. После революции их названия несколько раз менялись. Баронскую сначала переименовали в Пролетарскую, потом — в Тюменскую, а затем нарекли именем Героя Юрия Смирнова. На бывшей Графской теперь улица Юлиуса Фучика. Макариху сначала называли в честь Александра Пушкина, но потом, видимо, посчитали, что это слишком громкое имя для нее. Сейчас это улица Лескова».

В 1936 году выделился прототип современного Московского района — Кагановический район. В его состав вошли деревни Княжиха, Горнушкино, Ратманиха, Бурнаковка, Вариха — все они находились друг от друга на небольшом расстоянии, но сообщению между ними мешали болотистые топи, занимавшие значительную площадь. Эти болота славились своей утиной охотой, на которую съезжались ее любители из Нижнего Новгорода и окрестностей.

– История Ратманихи своими корнями уходит в XVII век. Расположение на большой дороге — Московском шоссе — обусловила высокую мобильность ее жителей, — рассказывает Иван Калмыков, куратор проекта «Летопись Московского района». — Крестьяне занимались отхожим промыслом и различными ремеслами больше, чем землепашеством. Появлялись выселки, стали различать Старую и Новую Ратманиху. В конце XIX века в деревне открылось народное училище, а позднее по инициативе местных обитателей выстроена церковь во имя Александра Невского. Сама церковь была закрыта в 1930-е годы, священники и некоторые чересчур «активные» прихожане репрессированы. Стерлось уже и кладбище, где веками хоронили жителей Ратманихи. После индустриализации деревня выросла в рабочий поселок. Почти ничего не напоминает о былом ландшафте деревни сегодня. Неизменными остались разве что Московское шоссе, да бывший приток Левинки, речка Березовка.

Заводская инфраструктура в виде барачных или щитковых поселков стала складываться и на месте других деревень. Так, вокруг Машиностроительного завода выросли поселок Калининский, Новый городок, Дальний городок. Калининский поселок занял и территорию деревни Вариха, где 1908-1909 годы жила семья будущего детского писателя Аркадия Гайдара. Голиковы переехали сюда из Льгова, жили сначала в Варе, а после переехали в дом на Варваринской улице в центре города. Именно в память о Гайдаре переулок Детский, был переименован в Тимуровский — на современной карте района этого переулка уже нет.

Канавинский, Сормовский, Автозаводский и Московский районы составляют заречную часть города. В 1935 году примкнул к ним еще и Ленинский район, знаменитый Карповской церковью, построенной еще в XVIII веке в знак борьбы со старообрядчеством и основанной в конце XIX века льноткацкой фабрикой — Молитовской мануфактурой.

Правобережье

Нагорную, правобережную часть города сегодня составляют Советский, Приокский и Нижегородский район. Последний принял свои современные очертания только в 1970-м году. Современный Приокский район образовался в 1956 году — он отчасти повторил границы созданного раньше Мызинского района, названного в честь его центральной части. Мызинские фермы были созданы в конце XVIII века председателем Нижегородского уголовного суда К. М. Ребиндером, который назвал свои новые владения на прибалтийский манер словом «moisio», на финском означающим загородный дом с собственным хозяйством. Советский же район был создан в 1956 году, а в 1970 году, так же, как и Нижегородский, обрел окончательные границы.

– Одна из крупнейших деревень Советского района, вошедших в состав района, Кузнечиха, упоминается в архивных документах с начала XIX века, — рассказывает Наталья Вертлиб, историк, гид по Нижнему Новгороду. — Название деревни связывается с распространенным в деревне кузнечным промыслом. В далеком прошлом купцы, спешившие на ярмарку, ремонтировали здесь свои поломавшиеся повозки. Кроме того, у местных были и свои экипажи, о чем свидетельствует писатель Павел Иванович Мельников: «В Нижнем большая часть легковых извозчиков из пригородных деревень, преимущественно, из Кузнечихи». С 1932 года деревня входит в состав города, с 1980 года присоединена к Советскому району. Кроме того, в состав района вошла также деревня Лапшиха, топоним которой постепенно утратился, и бывшая пустошь Марьино, известная с XVI века.

На бывших картофельных полях деревень Лапшиха и Кузнечиха в 70-80 годы XX века было развернуто широкое строительство жилого массива. За сравнительно короткий срок выросли семь микрорайонов, в которых сегодня проживает каждый третий житель района.

В приближенных к центру нагорных районах города изменения происходили не так, как в заречной части города — промышленность здесь не была развита, и деревни плавно сталкивались с прогрессом и сливались с городом. Сегодня характеры районов читаются все труднее, но Нижний Новгород до сих пор хранит множество уникальных названий, которые обрастают новыми и новыми ассоциациями, толкованиями и воспоминаниями.

Пропавшая святыня Далее в рубрике Пропавшая святыняНижегородские краеведы обнаружили след утраченного списка Казанской иконы Богородицы, принадлежавшего царю Алексею Михайловичу Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»