«Третий нижегородский фотограф»
Фото: из фонда РМФ

Фото: из фонда РМФ

В Нижнем Новгороде презентовали первую книгу, посвященную жизни и работе Василия Зевеке

Василий Зевеке был не только одним из немногих фотографов, снимавших Нижний Новгород, но и человеком, чья любовь к фотографии оказалась изысканно вплетена в интереснейшие события XX века. О Зевеке известно совсем немного, а потому полноценная книга «Славная фамилия Зевеке» представляет особый исторический интерес.

Родителями Василия Альфонсовича Зевеке были известные пароходовладельцы, поселившиеся в Нижнем Новгороде в 60-х годах XIX века. Заниматься фотографией Зевеке начал во время учебы в Нижегородской мужской гимназии — тогда он снимал Нижний Новгород, после — Москву, где также учился и работал, и другие города, в которых бывал с командировками. Позднее, оставаясь фотографом-любителем, Зевеке стал членом Нижегородского фотографического общества.

В 1914 году Зевеке как один из лучших отечественных специалистов командирован в Германию с целью закупки четырех речных буксирных пароходов и двух мореходных лихтеров для Томского округа путей сообщения. Судам предстояло самостоятельно пройти морским путем через Северный Ледовитый океан и Карское море к устьям рек Оби и Енисея.

В январе 1917 года Зевеке снова отправляется в командировку, в Америку, чтобы изучить портовые механизмы и закупить два многоковшовых экскаватора для выравнивания насыпи под строительство железных дорог — в то время подобное строительство было очень важным для России. В декабре того же года Зевеке возвращается в Россию, но результат его командировки оказывается невостребованным — он возвращается в совершенно другую страну. Один из экскаваторов собрали в пустыне Средней Азии, а второй так и остался в несобранном виде.

После возвращения в страну Зевеке устраивается работать инженером на нижегородский завод «Красное Сормово», а в 1938 году выпускает книгу «Испытания речных паровых судов». В июле 1941 года завод переходит на выпуск военной продукции, и Зевеке увольняют как неблагонадежного.

Фото: из фонда РМФ

Альбомы с фотографиями долгие годы хранились в семье Зевеке. Ближе к концу сороковых годов держать такие альбомы в доме стало опасным делом — фотографии с видами капиталистических стран могли послужить обвинением в антисоветской агитации, и альбомы были сожжены. Но сыну фотографа, Александру Васильевичу Зевеке, удалось сохранить стеклянные пластины-негативы.

Я разговариваю с соавторами книги «Славная фамилия Зевеке», Ольгой Наумовой, главным редактором издательства «Кварц», и Верой Тарасовой, директором Русского музея фотографии:

Иногда о Зевеке говорят как о «третьем фотографе» Нижнего Новгорода, наряду с Максимом Дмитриевым и Андреем Карелиным. Вы считаете уместно такое сравнение?

Вера Тарасова: Как-то на выставке один из посетителей сказал: «Я знаю, почему только Карелин и Дмитриев известны — их просто «раскрутили», «распиарили». В Нижнем Новгороде были и другие фотографы!». Так вот это не совсем верно. Они действительно звезды первой величины. Карелин сделал очень много открытий мирового масштаба — в области техники фотографии, в области съемки. Он был непревзойденным мастером света и тени, его признавали современники, им восхищалась Европа. А у Дмитриева были целые циклы репортажных фото, например, «Неурожайный год в Нижегородской губернии». Я не знаю ни питерского, ни московского фотографа, который делал бы подобные репортажные циклы, посвященные именно городу.

Фотографы в городе были, но в большинстве своем они работали как салонные мастера, зарабатывали деньги. Они были известны в городе, у них были свои клиенты, но за пределами области об этих мастерах никто не знал. Особняком стоит Василий Зевеке — он не был салонным фотографом, он был любителем, увлекался фотографией и делал снимки для души, во время работы и путешествий.

Сказать «третий» он среди прочих или нет — сложно, так как, например, наравне с ним работал и Дмитрий Николаевич Смирнов — бытописатель, краевед, и тоже фотолюбитель. Его снимки города также важны. Просто Смирнов более известен, поскольку был краеведом и сам много писал. Здесь очень сложно сравнивать.

Фото: из фонда РМФ

Но в то же время в Интернете практически нет информации о Зевеке, да и вообще информации о нижегородских фотографах совсем немного. Почему так происходит?

Ольга Наумова: По разным причинам. Архив Зевеке, к примеру, долгое время был закрыт. Наша книга — это, безусловно, первое большое обращение к наследию замечательного фотографа. А что касается информаций о нижегородских фотографах в целом, то у нас в городе просто-напросто мало, или даже вовсе нет исследователей их творчества. Практически ничего не говорят, к примеру, об Иване Ивановиче Иванове. А ведь его фотоальбомы о жизни дореволюционных учебных заведений Нижнего Новгорода — это маленькие шедевры. Они еще ждут своих исследователей и публикаторов.

Пробелы в истории нашей фотографии очень печальны, ведь нижегородская фотографическая школа всегда была одной из самых сильных в стране. И, к тому же, я считаю, что вклад хорошего фотографа равносилен вкладу хорошего писателя. Ведь фотографию можно и нужно читать, как текст, она может поведать своему «читателю» много интересного.

Как вы справились с пробелами в истории нижегородской фотографии при составлении книги?

О.Н.: Нам очень повезло — я лично дружила с семьей Зевеке в течение многих лет. Постепенно раскрывались тайны. Наше издательство давно уже готовило отдельные публикации, но только сейчас вышла книга — всему свой черед.

В.Т.: Очень большую помощь оказал сын Василия Альфонсовича — он передал в музей все негативы, сделал подписи к ним, без которых невозможно было бы разобраться в таком количестве снимков. Более того, к путешествию 1914 года он приложил дневник воспоминаний Василия Зевеке о его поездке в Германию.

Значит ли это, что непосредственно при работе над книгой новых открытий в биографии фотографа вы для себя не сделали?

В.Т.: Вся информация, действительно, была известна давно. Но, когда я в очередной раз перечитывала дневник Зевеке о его первой командировке, то в который раз удивлялась, как причудливо оказалась вплетена жизнь нашего земляка в события того времени. На следующий день после того, как в 1914 году экспедиция Зевеке отплыла из устья Эльбы, стало известно о начале Первой мировой войны. То есть если бы экипаж еще ненадолго задержался в Германии, то вернуться домой стало бы проблемой. А позже у мыса Челюскина они увидели корабль, затертый во льду — он принадлежал норвежскому исследователю и мореплавателю, нанятому нашим правительством для того, чтобы найти экспедицию Георгия Яковлевича Седова. И неподготовленное судно Зевеке вытянуло норвежский корабль со льда. А ведь мыс Челюскина находится не у какого-то торгового пути, по которому то и дело снуют суда. Все произошедшее — удивительное совпадение.

А любимую фотографию можете назвать?

О.Н.: Полюбившихся фото много. Очень трогает снимок бывшего дома Зевеке 1936-37 годов, сделанный из окна вновь построенного дома на углу улиц Минина и Провиантской. Фотография сделана тайно, из глубины чужой квартиры, в ней видна вся драма человека, потерявшего свой дом в революцию. В то время делать подобный снимок было опасно. Чтобы понять, откуда он был сделан, мне пришлось идти к этим домам, вымерять примерное расстояние — все сошлось.

Фото: из фонда РМФ

Чем на ваш взгляд все-таки наиболее интересен Зевеке — вкладом в профессию, мастерством фотографа или чем-либо еще?

В.Т.: Василий Зевеке был интересным человеком, активным, неравнодушным, добрым. Это отразилось в его снимках. Его второе путешествие — в Америку — связано не столько с закупкой экскаваторов, ведь помимо прочего он привез из командировки два чемодана чертежей, фотографий и рисунков землечерпалок и разных грузо-погрузочных устройств. Судя по всему, его личной целью было не столько купить две землечерпалки, сколько разобраться в их устройстве. Он фотографировал, потому что это помогало ему в работе, фотография сопровождала его в течение всей жизни. Его снимки открывают новые стороны жизни не только нашего города, но и других.

– Вы получили ожидаемую отдачу от выпуска книги о нижегородском фотографе? Существует ли сейчас интерес к местным авторам?

В.Т.: Когда мы только-только начинали раскручивать музей и проводить первые выставки, интерес в первую очередь был прикован к столичным и зарубежным авторам. Это было вполне естественно, ведь наш город долго был закрытым, и когда стена упала, всем было любопытно посмотреть, что происходит за его пределами. Сегодня, если проходит выставка среднего уровня, то ее не пойдут смотреть, вне зависимости от того, какой это автор — из Европы или нет. Зато пользуются популярностью наши фондовые выставки. За последнее время интерес к нижегородской фотографии вырос, это точно.

Тоняги против корявцев Далее в рубрике Тоняги против корявцевКаким были быт и гардероб гардемаринов и кадетов в Нижнем Новгороде XX века Читайте в рубрике «Титульная страница» Школа вундеркиндовЛетняя Олимпиадная школа МФТИ выпустила очередных питомцев Школа вундеркиндов

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»