Разноцветно-серый дом
Фото: Сергей Жульев

Фото: Сергей Жульев

Прошлое и настоящее одного из самых длинных в мире жилых зданий

В 2011 году житель Волгограда обнаружил в своем городе дом длиной 1140 метров и провозгласил его одним из самых длинных жилых зданий в мире. Однако жители нижегородского Автозавода утверждают, что в Соцгороде есть дом, который вполне может побороться за это звание — серо-бусыгинский дом на проспекте Октября. В отличие от волгоградской «брежневки», автозаводский дом является памятником советской архитектуры и образцом жилой постройки 30–х годов в стиле сталинского ампира. Корреспондент «Русской планеты» обошел самый длинный дом Нижнего Новгорода по периметру и выяснил, жил ли в нем генерал немецких ВВС, точечно разбомбивших «ГАЗ» в годы войны, вызывает ли у жильцов опасение нынешнее состояние здания, и почему оно имеет полное право «приписать» себе несколько лишних метров длины.

Истоки «сталинских высоток»

Серо-бусыгинский дом — это целый квартал, ограниченный улицами Лоскутова и Комсомольской, Моторным переулком и проспектом Октября; то есть, как говорят его жильцы, это не дом, а город в городе. Не спеша его можно обойти примерно за 20 минут.

− Не дом строился в Соцгороде, а сам Соцгород вокруг дома, сейчас это воспринимается так, — рассказывает местный житель пенсионер Геннадий Князев. Мы стоим под «римской аркой» в правом крыле здания. — Если посмотрите, то и сейчас его роль в ансамбле района является главной. Так, например, соседний по проспекту дом, построенный совсем недавно, во многом копирует советскую стилистику, и даже арка у него такая же и находится точно напротив арки нашего дома.

Здание замыкается по кругу. В нем 55 подъездов и около 450 квартир.

− Такие дома должны были реализовать идею социалистической стройки. Нельзя окончательно сказать, что здание было предназначено именно для рабочей элиты, вовсе нет. Главным было желание поселить всех под одной крышей, не зря ведь квартиры потом стали коммунальными. Этому поспособствовало то, что многие квартиры в доме довольно большие, примерно по 90 м², с высоченными потолками. Дом можно было заселить очень плотно, совсем иначе, нежели задумывалось изначально, — говорят жильцы.

Построенный по проекту архитектора Ильи Голосова, дом был сдан в 1938 году и стал, по мнению специалистов, одним из первых примеров «гигантизма» сталинского жилого строительства.

− Я подозреваю, что на самом базовом уровне проект Голосова пересекается с проектами московских сталинских высоток, которые были построены на 10–15 лет позднее, — рассказала «Русской планете» искусствовед Анна Храмова. — Только там принцип «длиннее» был изменен на «выше»; интересно, что, например, в доме на Кудринской площади тоже примерно 450 квартир, а в нижегородском доме у квартир единая нумерация, несмотря на огромное количество подъездов и разные адреса с точки зрения улиц. Идея Голосова была в том, чтобы создать небольшой социалистический «городок»: огромная дворовая территория с детским садом, магазинами, парикмахерскими, библиотеками. Выходить оттуда можно было бы только на работу.

Даже сейчас на территории бусыгинского дома, действуют две библиотеки, несколько общественных организаций, десяток магазинов, аптека. Во дворе — детский сад.

Фасад дома со стороны улицы Лоскутова совсем не такой, как на проспекте: даже цвет отличается.

− Ремонт делается кусками, поэтому со временем дом стал разноцветно-бусыгинским, — шутит Князев. — Центральная часть — серая, «лоскутовский кусок» какой-то серо-зеленый, есть синие, и даже розовые фрагменты. И качество ремонта везде отличается. Лично я опасаюсь ходить по Лоскутова близко к стене, да и вообще место здесь более глухое, нежели во дворе или у центрального входа, даже подъезды сюда не выходят, а машины не паркуются, только если у гаражей через дорогу.

Кое-где видны трещины и разрушающиеся балконы. Дом со стороны улицы и со стороны двора — две большие разницы.

− Может быть такое, что у разных частей дома разные домоуправляющие компании?

− Не везде успели сделать ремонт фасада, надеемся, что в ближайшие несколько лет дом избавится от трещин и опасных балконов, которые в любой момент могут рухнуть на голову.

По словам жильца, монументальная сталинская постройка имеет и некоторые недостатки:

− Все, что построено в 30–50–е годы — очень долговечно; тем более наш дом «покоится» на огромных столбах, но вот перекрытия почти все деревянные. Со временем они начинают скрипеть, подгнивать, влага оказывает сильное негативное влияние. Особенно в подъездах, где нет постоянного ухода и тепла, как в квартирах.

На просьбу рассказать о подъездах и показать самый красивый из них, Князев только усмехается:

− У нас нет парадных, как в питерских домах, а только обычные советские подъезды, и во всем доме они почти одинаковые. Можете убедиться.

Действительно, площадка довольно маленькая и темная. Пахнет старостью и сыростью.

− Это из подвала, — уточняет пенсионер.

«Регулярно травим блох»

На подвал жалуется и Лариса Колосова — заведующая сектором массовой работы детской библиотеки им. Кошевого, находящейся в левом крыле дома. Она была открыта через год после окончания строительства здания.

− Из подвала к нам лезут блохи, и мне кажется, что это проблема всего первого этажа. Правда, в магазинах вам в этом не признаются. Несмотря на все ремонты, мы регулярно занимаемся тем, что травим их, а еще потолок протекает.

На удивленный вопрос: «как может протекать потолок только на первом этаже?» Лариса Колосова отвечает историей самого дома:

− А вы знаете, что центральный фасад не симметричный? Таким он был до 1972 года, пока помещение библиотеки не увеличили за счет улицы, а внешнюю стену не переделали в огромные внутренние колонны. Поэтому часть левого крыла немного удлинилась к центру, а новую «площадь» пришлось покрыть козырьком. На это быстро среагировали жильцы сверху и сделали на этом козырьке балконы. Осенью и весной там скапливается вода, а потом протекает к нам.

По словам работника библиотеки, дом прошел сложный путь: после войны из-за недостатка жилья квартиры действительно пришлось сделать коммунальными по принципу «3 комнаты — 3 семьи», но в брежневские годы начался обратный процесс:

− Если люди освобождали одну комнату, то на нее могли претендовать соседи. В итоге вышло так, что у каждой квартиры появился один хозяин. Кстати, более элитным считался «Радиусный дом» на Молодежном проспекте, а серо-бусыгинский по престижности мало отличался от желто-бусыгинских домов, которые находятся чуть дальше, по Комсомольской улице. Но вот внешне они, конечно, не такие солидные; сам Бусыгин ни здесь, ни там не жил, только члены его семьи. Если пройти в сторону ДК «ГАЗа», то там будет знаменитая больница, построенная немецкими «командируемыми» (в тридцатые годы в город приезжали в командировку немецкие специалисты-строители — Примеч. авт.), если смотреть сверху, в форме свастики.

По словам Ларисы Колосовой, немецкое влияние на район в годы его застройки сложно переоценить:

− Немцы много проектировали, строили и разрабатывали. В том числе сам завод «ГАЗ» и инфраструктуру района, ведь 30–е годы — годы дружбы СССР и Германии. Это, к сожалению, помогло успешно разбомбить предприятие в середине войны, несмотря на меры защиты, которые были предприняты. Между прочим, один из начальников «ГАЗа» в 30–е годы — Леопольд Финк — впоследствии стал генералом немецких люфтваффе. Спроектировав большинство корпусов завода, спустя 10 лет Финк успешно уничтожил их с помощью фашистских бомбардировщиков. Вскрылось это только через 30 лет, когда один из работников завода в командировке в ГДР узнал на военной фотографии своего бывшего начальника-немца.

− А Леопольд Финк как-то связан с серо-бусыгинским домом?

− Могу сказать, что он точно в нем не жил. А вообще застройка второго Соцгорода серьезно тяготеет к взаимоотношениям между Германией и Россией. Но об этом лучше расскажут историки.

Автозаводский краевед, кандидат исторических наук Михаил Коробов отвечает на этот вопрос неоднозначно:

− Без сомнений, строительство инфраструктуры автозаводского района, в том числе и проекты таких знаменитостей, как Илья Голосов, обговаривались с немецкими проектировщиками и строителями, ведь тот же самый серо-бусигинский дом появился не за несколько месяцев, а начал разрабатываться еще в середине 30–х. А уж если Леопольд Финк руководил строительным подразделением, то он наверняка приложил руку и к созданию этого памятника. И кажется немного странным то, что дом не был уничтожен, как многие другие крупные постройки.

Что касается шуточных рекордов дома, то, по словам краеведа, нет никакого смысла в том, чтобы «мериться» длиной строений:

− Наверняка можно посчитать по-разному: 1100 метров по периметру плюс лишние 5–6 метров увеличенной библиотеки — это все роли не играет. В Москве и Петербурге тоже есть очень длинные дома. Главное, что у нас такая крепость — памятник архитектуры.

Это подтвердили и в управлении главного архитектора Нижнего Новгорода Виктора Быкова, назвав точные цифры:

−Здание является архитектурным памятником общероссийского значения, длина жилого дома по периметру — 1 130 метров.

− Бог с ним, с рекордом, — заключает Геннадий Князев. — Длину точно можно посчитать, только если «вытянуть» дома в прямую линию, а значит — никогда.

«Последние четыре года мы не работаем, а воюем» Далее в рубрике «Последние четыре года мы не работаем, а воюем»Перевозчик на 71 маршруте в Нижнем Новгороде меняется со скандалом Читайте в рубрике «Титульная страница» Пыль и жирУченые пришли к сенсационному выводу - к ожирению может привести обычная домашняя пыль! Пыль и жир

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»