Политическое бомбоубежище
Фото: Ольга Абрамова / «Русская планета»

Фото: Ольга Абрамова / «Русская планета»

В Нижнем Новгороде нашли военный бункер Сталина, которым вождь так никогда и не воспользовался

В Нижнем Новгороде давно ходили слухи о том, что в военные годы здесь был чуть ли не целый подземный город. В этом году городские легенды получили подтверждение. Общественно-политический архив Нижегородской области рассекретил новую партию документов времен Великой Отечественной, а среди них оказалось письмо Лаврентию Берии о необходимости решить дальнейшую судьбу «убежищ штоленного типа» в недрах Волжского откоса. Многие ученые склонны полагать, что речь идет о так называемом бункере Сталина. Но так ли это?

Объект для командиров

– В 70-х годах в горьковских областных газетах появились первые статьи о том, что во время Великой Отечественной в толще Волжского откоса проводились какие-то масштабные работы. Впервые о бункере Сталина мне спустя много лет рассказал директор Центрального архива Нижегородской области Виктор Харламов. Но документальных подтверждений этому по-прежнему не было, — рассказывает РП Андрей Ефимкин, кандидат экономических наук, автор научных статей по истории этого секретного объекта.

Доказательства «всплыли» лишь в конце 90-х, когда начали появляться первые рассекреченные документы. Так, в фондах Российского государственного архива социально-политической истории хранится постановление Государственного комитета обороны от 22 ноября 1941 года «О строительстве специальных убежищ в городах Саратове, Ярославле, Горьком, Казани, Ульяновске, Куйбышеве, Сталинграде».

«ГКО постановляет построить в перечисленных городах командные пункты — бомбоубежища, — говорится в этом документе. — Строительство, помимо Куйбышева, производить по типу, принятому для города Горького, с полезной площадью в Горьком — 300 кв.м., в Саратове, Ярославле, Казани, Ульяновске, Сталинграде — 200 кв.м. К работе приступить с 1 декабря 1941 года и закончить к 20 января 1942 года. Руководство строительством поручить НКВД СССР, а непосредственное выполнение работ возложить на Метрострой НКПС СССР... На члена ГКО товарища Берия возложить наблюдение за выполнением настоящего постановления». Документ подписан лично Иосифом Сталиным. А уже в сентябре 1942 года в Горьком на очередном заседании городского комитета обороны слушался вопрос о приемке строительного «Объекта № 74».

Фото: Ольга Абрамова / «Русская планета»

В Нижнем бункер начали строить в конце 1941 года. Для этих целей чекисты облюбовали Волжский откос. Верхне-Волжская набережная — одно из красивейших мест города. В то время она именовалась набережной имени Жданова. С нее открывается живописный вид на Волгу, а прямо по курсу видны стены нижегородского кремля. Большинство зданий — старинные, купеческие: здесь до революции жили именитые нижегородцы. В доме № 3 был особняк бывшего городского головы, купца I гильдии Сироткина. Роскошно и здание историко-краеведческого музея в доме № 7. До Октябрьского переворота это огромное палаццо принадлежало известному пароходчику Рукавишникову.

Сегодня здесь находятся Нижегородский государственный историко-архитектурный музей-заповедник (НГИАМЗ), музей науки ННГУ «Нижегородская радиолаборатория», Нижегородский государственный художественный музей.

Проектирование и строительство «Объекта № 74» было поручено московским метростроевцам. Курировал проект лично заместитель Берии, комиссар государственной безопасности III ранга Леон Богданович Сафразьян.

Выселить в двухдневный срок

В конце октября был создан Горьковский городской комитет обороны (ГГКО). Одним из первых его решений стало указание о срочной эвакуации художественного и историко-краеведческого музеев в северные районы области. На освобождение занимаемых помещений музейщикам давалась всего неделя. А горисполком обязали в двухдневный срок освободить и передать в распоряжение НКВД СССР здания на набережной №№ 3, 4, 5, 5а, 6, 7, 8, 11 и 12.

– Постановление ГГКО о выделении специальному строительству № 74 НКВД СССР зданий на набережной имени Жданова было выполнено по-военному беспрекословно, точно и в срок. Протесты выселяемых граждан и учреждений во внимание не принимались, — продолжает Андрей Ефимкин. — К примеру, 6 ноября директор располагавшегося в доме № 5 электротехнического техникума получил предписание освободить занимаемое здание и находившееся рядом общежитие. На выселение отводилось два дня. К 9 ноября наиболее ценное оборудование было вывезено. А всю оставшуюся утварь пришлось свалить во дворе техникума под открытым небом. Столь же решительно были выселены из своих зданий и оба музея. Не церемонились чекисты и с жителями домов на набережной: выселялись все без исключения.

Фото: Ольга Абрамова / «Русская планета»

Подземная часть спецобъекта № 74 состояла из двух защищенных командных пунктов. В «Сводке показателей по спецсооружению НКВД СССР в городе Горьком» значились семь рабочих кабинетов общей площадью 303 кв.м., семь штолен, два санузла, фильтровентиляционная камера, пожарный и хозяйственный водоотвод, канализация, вентиляция, электропитание… Итого 1231 кв.м., 828 из которых — полезная площадь.

– Для отделки интерьеров наземной части секретного объекта № 74 был срочно вызван драпировщик Горьковского театра оперы и балета имени Пушкина Лебедев, — отмечает Ефимкин. — С местных заводов чекисты вызвали столяров-краснодеревщиков: те реставрировали остававшуюся в зданиях бывших музеев старинную мебель.

На десятки метров вверх-вниз — высота знаменитого Нижегородского откоса составляет 70–100 м — работал подъемник-лифт, в котором вполне умещался автомобиль.

Строительство шло ударными темпами: за сутки метростроевцы «проходили» до 10 метров. В итоге основные работы были завершены еще в декабре 1941-го. Однако в силу ряда причин и с учетом тяжелой обстановки на всех фронтах в начале 1942-го, ГГКО принял Постановление «О приеме от Метростроя и НКВД специальных командных пунктов №№ 1 и 2 в гор. Горьком» лишь 17 сентября 1942 года. К этому времени стремительное наступление немцев было остановлено, и Сталин не стал покидать Москву.

Грунтовые воды подмочили репутацию

Из дома № 5 военные выехали только 17 ноября 1943 года. В «Объяснительной записке к отчету Горьковского электротехникума за 1943 год» его новый директор Челышев сообщал, что «здание военной частью техникуму сдано в бездействующем состоянии». Канализация и санузлы не работают, помещение столовой разрушено, а центральная отопительная система здания заморожена. Похожие трудности возникли и у возвратившегося из эвакуации коллектива историко-краеведческого музея: при проверке системы отопления обнаружили недостачу шести батарей, а из-за того, что текла крыша, испортились стены и потолки.

А еще внезапно появилась и стала нарастать угроза из-под земли: летом 1943 года на Волжском откосе произошло несколько оползней. В июне 1945 года Берии направили письмо с просьбой решить дальнейшую судьбу объекта.

– Перед тем, как направить письмо Берии, были получены заключения комиссионных осмотров убежища. К письму приложены два акта комиссионного обследования объектов №№ 1 и 2 — в декабре 1944 года и мае 1945-го, — сообщила РП Марина Марченко, заместитель директора общественно-политического архива Нижегородской области. — В актах специалисты отмечают, что деревянные несущие конструкции объектов находятся в аварийном состоянии. Они поражены грибком, и древесина утратила свою механическую прочность, а стойки деформировались. И количество выходящих из строя несущих элементов с каждым днем увеличивалось.

Участок откоса, в котором расположены объекты — старый, оползневый. Строительство сооружений нарушило нормальный режим функционирования грунтовых вод в нем. Кроме того, из штолен было вынуто 8 тыс. кубометров грунта. Поэтому произошло отягощение нижней части площадки откоса и нарушение статистического равновесия. А оползни, которые возобновились весной 1943 и 1944 годов, наносили урон не только самим сооружениям, но зданиям наверху. Более того, откос пошел трещинами, и вырос риск новых оползней. Встал вопрос: либо реконструировать убежище, для чего нужны материалы и рабочие руки, либо ликвидировать. После войны и так требовалось восстановить колоссальный объем зданий, так что бункер решили уничтожить. К 1 октября 1945 года он был закрыт.

Фото: Ольга Абрамова / «Русская планета»

И все же многие ученые не уверены, что «особый объект № 74» предназначался именно для «вождя народов».

– Архивным документам вполне можно доверять. Они говорят, что был некий секретный объект, а какой именно — непонятно, — делится с РП Владимир Сомов, доктор исторических наук, профессор кафедры истории и политики России ННГУ имени Лобачевского.К тому же странно, почему при таком масштабе работ объект получился, так сказать, «слабоватым». Почему в его основе деревянные конструкции, которые через непродолжительное время пришли в непригодность? Или же объект № 74 — это только «первая ступень», и он не был завершен по причине изменения ситуации на фронте? Или, что тоже возможно, это вообще «ложный» объект, а цель была — создать видимость строительства «бункера Сталина», чтобы затруднить сбор информации о главе государства и о его местонахождении?

Читайте в рубрике «Титульная страница» Чьих будешь, мальчик КоляНеловкие речи уренгойского школьника - попытка пересмотра Нюрнберга? Чьих будешь, мальчик Коля

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»