«У приемных родителей есть такой миф — помочь бедной сиротке»
Фото предоставлено центром

Фото предоставлено центром "Журавушка"

Корреспондент «Русской планеты» узнала о трудностях приемных родителей и о том, почему детей возвращают в детские дома

В первый вторник февраля в центре помощи семье и детям «Журавушка» начала работу «Беседка» — клуб приемных родителей. Это открытый клуб для общения и обмена опытом, где мамы и папы могут рассказать о своих трудностях или поделиться радостью, успехами своих детей. В «кругу доверия», как еще называют клуб, побывала и корреспондент «Русской планеты».

14 женщин садятся в круг. Многие уже знакомы друг с другом: вместе учились в школе приемных родителей. Первый, самый важный год, когда ребенок привыкает к семье, а семья к ребенку, позади. Но появились проблемы, возникли вопросы, которые легче решаются сообща.

Психолог «Журавушки» Татьяна Миронова держит в руках мягкую подушечку и предлагает познакомиться. Татьяна начинает с себя и довольно откровенно рассказывает личную историю. Несколько лет назад она готовилась стать приемной мамой, много переживала по этому поводу. Но судьба распорядилась так, что у нее родился ребенок.

– Сейчас я совсем по-другому смотрю на усыновление, глазами более взрослого человека, глазами опытной мамы и понимаю, что тогда, наверное, не справилась бы, — говорит Татьяна.

– Меня зовут Марина. У меня три приемных ребенка: 2, 4 и 6 лет. Интересно, но брала я их в обратном порядке — сначала старшего, потом помладше, а потом самого маленького. Да, дома у нас «весело». Иногда такое вытворяют, что за голову хватаешься. Порой день начинается, как комедия, а заканчивается, как трагедия, иногда наоборот. Зато не скучно, зато есть чем жить.

У другой мамы, Анны, двое детей. Кровному ребенку 2 года, а приемному недавно исполнился год. Малыша взяли совсем крохой, в двухмесячном возрасте.

– Мне интересен опыт других приемных родителей, поэтому я здесь. Планирую еще детей, и приемных, и своих.

Однако не у всех усыновление прошло благополучно. Людмила несколько лет назад взяла на воспитание мальчика-подростка.

– Когда я брала Андрюшу, у меня были крылья за спиной, я была уверена, что справлюсь с любыми трудностями, хотела дать ему все лучшее, поднять его, а сейчас понимаю, что он… деградирует. — рассказывает она. — Мальчик сложный, есть небольшие отклонения, о которых я, конечно, знала. Дело в том, что он ходит в коррекционный класс, а что там может быть за компания? Вместе с друзьями он прогуливает занятия, пропадает на улице, я не могу на это повлиять, порой мне сложно отследить, где он бывает, чем занимается.

– Может, его в секцию отдать? — предложила одна из мам.

– Из всех секций нас выгнали, да и из школы постоянно гонят, настаивая на домашнем обучении. А я не могу бросить работу и заниматься только им. И помочь тоже некому. Я столкнулась с тем, что трудные дети нигде не нужны. У нас одни психолог на весь район, один коррекционный класс на всю верхнюю часть города. В городе много организаций для одаренных детей, но ни одной для трудных. В Санкт-Петербурге, например, есть такая организация, где небольшие классы, и с трудными детьми работают специалисты, занимаются их реабилитацией. Стоит посещение спецшколы недорого, около трех тысяч рублей в месяц, вот бы и нам такую.

Чуть позже, уже сидя за чашкой чая, я спросила Людмилу, как она решилась на такой шаг — взять подростка, мальчика, да еще и проблемного?

– Да ни на что я не решалась, — откровенного отвечает Людмила. — Приехала в детский дом как волонтер, ковер привезла. А тут Андрюшка вышел. Смотрю — ну мой, на меня похож, родной какой-то. Не знаю, как это объяснить… Ну, и взяла его.

Было ли желание сдаться? Отказаться от мальчика?

– Не буду скрывать, были и такие мысли. Но хочется верить в лучшее, что мы справимся, вместе.

А вот Ирина в свое время испытание трудным подростком не прошла.

– У меня уже было пятеро детей, когда я забрала 12-летнего Алешу, — начала она свой рассказ. — Веселый, добрый мальчик, хорошо ладил с другими детьми. Целый год особых проблем с ним не было, хотя учился, конечно, плохо, много прогуливал. Потом в наш район переехала крайне неблагополучная семья с двумя мальчиками, Алеша стал общаться с ними. И понеслось — не ночевал дома, школу забыл, врал в лицо, что ходит на уроки, хотя и видел, что я знаю правду. Начались мелкие хулиганства, кражи. Я стала понимать, что теряю его… А тут еще младшие дети, кто болеет, кто с уроками не справляется, муж все чаще стал снимать стресс алкоголем. Потом вмешалась опека, они настояли, что Алешу нужно отдать детский дом. И я решилась. Хотя сейчас ни за что бы так не поступила, но тогда дурой еще была, хотя нет, просто загнанной лошадью. Однако связь не теряла с мальчиком. Судьба его складывалась непросто, кражи и хулиганства продолжались, а потом он сел. Но вы знаете, история-то закончилась хорошо! Через несколько лет я его встретила, он стал крепким молодым человеком, нашел работу в автосервисе, встречается с девушкой. И при встрече он мне вот что сказал: «Спасибо вам за вашу любовь и заботу, без вас я бы не выбрался из пропасти, а так я знал, что есть другая, нормальная жизнь, к которой нужно стремиться!»

Почему же дети, несмотря на все тепло, которое дарят им приемные родители, продолжают быть чрезмерно агрессивными, не хотят жить «по правилам», убегают из дома?

– У приемных родителей есть такой миф — помочь бедной сиротке, — говорит мама семерых приемных детей Анжела. — И когда эта сиротка начинает вытворять разные вещи, люди хватаются за голову — как же так, как он может так поступать? Порой люди вынуждены отказаться от ребенка, чтобы спасти себя и свою семью. В нашем районе (Анжела приехала из области. — Примеч. ред.) такие случаи есть.

– Каждый ребенок проходит период взросления. Вот вчера я был мальчиком, а сегодня я уже юноша. Эти переживания для многих протекают болезненно, чтобы осознать себя, им нужно уединиться, и поэтому многие дети (и родные, и приемные) начинают убегать из дома, — размышляет мама-Лена. — А что мы, родители? — Мы ждем благодарности! Но слышим в ответ — «я не просил, чтобы меня усыновляли» или «я не просил, чтобы меня рожали». Не надо ждать благодарности, нужно делать свою трудную, рутинную родительскую работу.

– Дети, которые пережили предательство однажды, несут эту травму через всю жизнь. Иногда мы даже догадываться не можем, что им пришлось пережить. Приемным родителям не нужно об этом забывать, — считает психолог Татьяна Миронова.

Высокие шанцы Далее в рубрике Высокие шанцыВалерий Шанцев заявил о намерении участвовать в губернаторских выборах 2015 года Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»