Онкологическая настороженность
Фото: Полина Троянова

Фото: Полина Троянова

Нижегородский онколог — о связанных с раком предубеждениях

В медицинской сфере, наверное, нет более популярной темы, чем рак. Столкнуться с этим серьезным недугом может каждый. Только Нижегородский областной онкологический диспансер ежегодно принимает более 25 тыс. пациентов, с каждым годом эта цифра только растет. Корреспондент «Русской планеты» пообщалась с главным врачом онкодиспансера Виталием Тереховым и узнала, что может защитить человека от рака, каких предрассудков в отношении этой болезни стоит избегать, и есть ли таблетка, способная победить злокачественную опухоль.

– Виталий Михайлович, какова картина онкологической заболеваемости в Нижегородской области и Нижнем Новгороде?

– Уровень заболеваемости в целом выше, чем по Российской Федерации. Сохраняется тенденция к увеличению. На сегодняшний день мы имеем 427 случая на десять тысяч населения. Увеличение числа заболевших связано и с программными мероприятиями, направленными на раннюю диагностику злокачественных образований. Скажем, в Германии данные еще выше: 580 больных на десять тысяч населения, но не потому, что там чаще болеют, а потому что ведется серьезная работа в плане диагностики.

– Связаны ли высокие показатели заболеваемости с экологией?

– Однозначно сказать, отчего возникает рак, мы до сих пор не можем. Но экологические факторы, несомненно, имеют свое воздействие: то, что мы едим, пьем, и чем дышим, значительно влияет на наше здоровье. Одни из самых неблагоприятных районов по заболеваемости раком в нашей области — это Нижний Новгород и Дзержинск.

– Какие виды рака наиболее распространены в нашей области?

– В этом мы не отличаемся от других регионов России. Мужчины чаще болеют раком легких. Женщины — раком молочной железы. В последние годы становится все больше случаев рака толстой кишки, он постепенно выходит в лидеры.

– Рак легких — следствие курения?

– Не всегда. Часто заболевают и некурящие люди.

– Насколько Нижегородской области удалось продвинуться в вопросе ранней диагностики рака?

– Второй год в России и в Нижегородской области, в том числе, проходит всеобщая диспансеризация. Благодаря этим мерам случаев раннего выявления рака становится больше. Задача каждого терапевта — иметь онкологическую настороженность. По специфическим жалобам, анкетированию, минимальным обследованиям, он должен заподозрить онкологию и направить на более детальное обследование.

– Что может сделать сам человек, чтобы не попасть в категорию онкобольных?

– Регулярно обследоваться. Женщина хотя бы раз в год должна посещать гинеколога, после 40 лет нужно делать маммографию или УЗИ молочной железы. И мужчине, и женщине после 45–50 лет обязательно делать колоноскопию хотя бы раз в пять лет, чтобы исключить рак толстого кишечника. Делать фиброколоскопию, чтобы исключить рак желудка. Раз в год проводить рентгенографию легких. Этот небольшой набор визуальных исследований может обезопасить человека на ближайшие пять лет. Ведь рак не появляется внезапно, иногда проходит полтора-два года до каких-либо клинических проявлений. Проще удалить небольшой полип, обнаруженный при колоноскопии, чем через несколько лет избавляться от злокачественной опухоли, в которую он со временем превратится.

– Насколько онкологическая служба Нижегородской области сильна в сравнении с лечебными базами других городов, стран? Можно ли говорить о европейском уровне?

– С Европой сравнивать не нужно — там другие условия осуществления медицинской деятельности. На фоне других регионов России мы выглядим достойно. К нам на лечение приезжают пациенты из многих российских городов. Недавно мы поменяли все радиологическое оборудование на более новое и современное. Мы освоили методики комфортного облучения — это когда опухоль облучается без повреждения окружающих тканей. Готовимся к стереотаксическому облучению: будем облучать опухоли головного мозга опять же без повреждения тканей мозга. Есть разработки по фотодинамической терапии, когда пациенту вводится фотосенсибилизатор, и потом специальным спектром облучается опухоль. Там, где накапливается этот компонент, происходит лечебное воздействие: опухоль или полностью исчезает или уменьшается в размерах. Активно используем эндоскопическое оборудование, которое позволяет делать операции без разрезов.

– Значит, за качественным лечением за рубеж можно не ездить?

– Часто зарубежные клиники выигрывают только в уровне условий пребывания в стационаре. У нас в клинике действует СанПиН, и мы не можем, скажем, поставить в палате диван. Есть определенные моменты в лечении, которые действительно присутствуют только за границей, но подход везде одинаковый и препараты одни и те же. Конечно, в России превалируют дженерики, но есть оригинальные препараты, которые используют за границей и в нашей стране. Не редко к нам поступают пациенты, лечившиеся ранее в Израиле или Германии, и мы обнаруживаем, что схемы лечения абсолютно идентичны нашим, были выполнены те же операции, что делаем мы. А квалификация наших специалистов уж точно не уступает зарубежным. Не нужно забывать о том, что медицина за границей — это хорошо раскрученный бизнес. И для них первоочередной вопрос — заработать денег. Тем более, большинство наших граждан выходят не на сами клиники, а на посредников, которые могут иметь с пациента неограниченный процент.

– Дорого ли лечиться от рака в Нижнем Новгороде?

– Вся онкологическая помощь входит в рамки ОМС. Есть определенные исследования, которые не входят в стандарт, их приходится делать платно, часто в другом городе. Однако эти траты не сопоставимы с тратами за рубежом, где стоимость лечение начинается от десяти тысяч долларов.

– Справляется ли Нижегородский онкодиспансер с наплывом пациентов?

– Нагрузка на диспансер серьезная: в год проходят лечение порядка 25 тысяч человек, мы выполняем около восьми тысяч операций в год. Давно назрела необходимость увеличивать площадь диспансера, чтобы можно было развернуть большее количество специализированных отделений. Один из первых этапов — развитие поликлинического звена, так как поликлиника на данный момент у нас разрознена. Нужно создать что-то вроде мини-диагностического центра, где пациент будет иметь возможность и проконсультироваться и обследоваться.

– Есть ли в обществе предрассудки, связанные с онкологией?

– Есть. Один старый — это то, что рак не лечится. Во многих районах он стойко сохраняется. Люди думают, если обнаружено злокачественное образование, то можно прощаться с жизнью. Второй предрассудок — рак лечится в любой стадии, даже в четвертой. Такое мнение сейчас активно распространяется в прессе, социальных сетях. В четвертой стадии рака мы можем только облегчить или немного продлить жизнь пациента. Вылечить — нет. Поэтому так важно обследоваться, ведь даже по банальному анализу крови можно заподозрить злокачественное образование.

– Становятся ли люди более образованными, продвинутыми в медицинском плане?

– До уровня европейской просвещенности нам еще далеко. Нужно больше рассказывать о профилактике заболеваний. Именно на это делают упор в Европе. Такие меры перекрывают все затраты и усердия, которые требуются потом на лечение.

– Что делать больным, которым ваша помощь уже не показана, куда они могут обратиться?

– В Ленинском районе Нижнего Новгорода есть хоспис, где проводится противоболевая, симптоматическая, поддерживающая терапия. Востребованность такой помощи велика. Исходя из уровня заболеваемости, который мы имеем, городу нужно еще как минимум несколько таких отделений.

– Часто мы слышим вести о том, что изобретены новые методы борьбы с раком. Что действительно уникального появилось за последнее время в области онкологии?

– Основные исследования направлены на то, чтобы найти природу рака. Но пока полностью эта задача не решена. Сегодня стопроцентно определена вирусная этиология шейки матки. И мы можем защитить молодых женщин и девушек от этого заболевания благодаря вакцинации. Определен ген рака молочной железы, но он позволяет лишь предсказать вероятность развития рака, а не то, что он стопроцентно будет. Во многих странах существует профилактическое удаление молочной железы, однако и в этом случае гарантировать, что на оставшейся части не разовьется рак, нельзя. Что касается диагностики, семимильными шагами развивается таргет-терапия. Она заключается в применение препаратов, как правило, таблетированных, которые содержат антитела к опухоли. С помощью нее можно добиться полной регрессии злокачественного образования. Терапия очень дорогая и не всем показана. В целом, онкология не развивается так стремительно, как, скажем, область сердечнососудистых заболеваний. Об эффекте нового метода лечения часто можно судить только через несколько лет. Если человек пришел к нам через пять лет, значит, лечение было успешным. 

«Городу нужен футбол» Далее в рубрике «Городу нужен футбол»Нижегородская «Волга» покидает премьер-лигу Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»