Кто одобрил «заморозку»
Митинг с участием Хрущева на Горьковском автомобильном заводе — фотохроника музея

Митинг с участием Хрущева на Горьковском автомобильном заводе — фотохроника музея

Как рабочие завода «ГАЗ» согласились с Хрущевым приостановить выплаты по облигациям

Многие сограждане до сих пор винят нижегородцев в том, что при Хрущеве были заморожены выплаты по облигациям госзаймов. Сам же Никита Сергеевич заявлял, что инициатива исходила из народа. Решение же о «заморозке» было принято почти сразу после визита Хрущева в Горький, как тогда именовался Нижний Новгород. Потому жители других регионов крепко обижались на горьковчан. Порой дело доходило даже до драк.

«А ты купи слона»

Начиная с 1957 года, у горьковчан был популярным такой анекдот. В зоопарк пришел дед с огромным мешком и стал крутиться возле вольера со слоном. К деду подошли охранники и стали старика расспрашивать о причине подозрительного поведения. Дед раскрыл мешок, который был набит облигациями послевоенного займа, и попросил передать их слону. В ответ на удивление дед пояснил: облигации Хрущев «заморозил» на двадцать лет. Я, говорит, столько не проживу. А слон он живет долго. Может, и получит мои денежки.

– В 1957 году, когда государство «заморозило» облигации, я еще и в школу не ходил. Но тот «политический» анекдот помню до сих пор. Правда, смысл его я понял значительно позже, рассказывает нижегородец Евгений Суворов. Хрущева тогда ругали многие. Никита Сергеевич специально приезжал в город Горький и выступал перед рабочими автозавода, чтобы заручиться здесь поддержкой народа для явно непопулярного решения. Мой отец, который имел кучу облигаций, на которые подписывался, если и не принудительно, но точно без энтузиазма, рассчитывал на выплаты. И был опечален хрущевским решением. А вот старший брат, который тогда уже начал работать, радовался, что новая подписка на госзаймы была прекращена.

Наталья Колесникова, директор музея, демонстрирует фотохронику и подшивку заводской газеты (фото 164 и 165). Фото: Ольга Абрамова

У отца Евгения Суворова, Ивана, который работал на Горьковском автозаводе, в тот год случилась забавная ситуация. Ему, фронтовику и высококлассному разметчику, дали санаторную путевку в Евпаторию. В Крыму Ивану Васильевичу пришлось оправдываться и за себя и за всех горьковчан. По мнению многих отдыхающих, именно горьковчане подвигли приехавшего в наш город Никиту Сергеевича на «заморозку» оплаты выпущенных государством после войны облигаций.

– Как нам потом рассказывал отец, его хотели даже побить. Настолько люди были уверены в том, что инициатива по «заморозке» выплат исходила именно от наших земляков, вспоминает Евгений.

Чего «верхи» хотят, «низы» не запретят

На Горьковском автомобильном заводе сохранилась фотохроника визита Никиты Сергеевича на это предприятие и номер заводской многотиражки «Автозаводец», посвященный главы государства в город Горький. Директор музея ОАО «ГАЗ» Наталья Колесникова держит в руках тот самый выпуск газеты от 12 апреля 1957 года. На передовице крупные заголовки о том, что «митинг рабочих, инженерно-технических работников и служащих Горьковского автозавода постановил одобрить и поддержать мероприятия ЦК КПСС, высказанные первым секретарем ЦК КПСС товарищем Хрущевым, о прекращении с 1958 года подписки на заем, о прекращении выплаты выигрышей по займам, а также об отсрочке погашения займов». Одновременно, говорится в статье, одобрено и предложение о проведении в 1957 году последней подписки на заем в сумме 12 млрд рублей вместо 34,5 млрд рублей фактической подписки в 1956 году.

Ниже рассказывается о том, что инициатива главы государства одобрена рабочими города Горького (а не наоборот, Примеч. авт.) 8 апреля 1957 года во время городского митинга, в котором участвовало 150 тысяч человек. Горожане, собравшиеся на митинг, посвященный окончанию совещания аграриев Горьковской, Арзамасской и Кировской областей, Марийской, Мордовской и Чувашской автономных республик РСФСР, «единодушно одобряют предложение товарища Хрущева, поддержанное рабочими и служащими завода «Красное Сормово» и Горьковского автомобильного завода», — говорится там. Ну, и призыв к трудящимся Советского Союза поддержать это предложение, принятое «в интересах нашего государства и всего народа».

– Обставлено все было очень тонко и умно, рассказывает Наталья Колесникова, директор музея ОАО «ГАЗ». Тогда как раз завершало свою работу совещание тружеников сельского хозяйства вышеупомянутых областей и республик. Сначала Хрущев побывал на другом горьковском предприятии заводе «Красное Сормово». А потом уже приехал к нам. Никита Сергеевич ходил по цехам, общался с конструкторами, сборщиками. Сам митинг проходил на открытой площадке перед зданием главного конвейера. Он был приурочен к 40-летней годовщине октября. Люди были на крышах зданий и даже, как видно из нашей фотохроники, залезли на деревья.

– Думаю, Хрущев приехал как раз за тем, чтобы заручиться поддержкой народа, само же решение на тот момент уже было практически принято, продолжает Наталья Витальевна. В то время чуть ли не у каждого на руках были такие облигации. У нас на заводе они были практически у всех, и рабочие надеялись на выплаты. Понятно, что народу «заморозка» выплат вряд ли придется по душе. Потому, чтобы избежать возможных пересудов, Никита Сергеевич выбрал рабочий регион и предприятия с лояльными руководителями, с которыми он мог бы договориться и пребывать в уверенности, что рабочие, хочешь не хочешь, поддержат эту инициативу.

Хрущев в цехах автозавода — фотохроника музея (202, 195, 161)

В музее ОАО «ГАЗ» хранятся и воспоминания ветеранов завода, очевидцев того памятного визита Хрущева в Горький. В книге «Общество и власть. Российская провинция», том 4-й (издано институтом Российской истории РАН, Москва) воспоминаниям автозаводцев отведена целая глава. Ветеран ГАЗа Борис Акимович Дехтяр, в ту пору конструктор завода, так описывает визит Никиты Сергеевича:

«Хрущев выступил на многолюдном митинге на заводской площади, у главного (грузового) конвейера. Ранее он был у сормовичей, и мы слыхали, что он предложил им прекратить подписку на облигации госзайма, а оплату выигрышей отложить на будущее… Молодежь стояла на крышах, одна группа поближе к трибуне, на каком-то возвышении. И когда Хрущев настойчиво в третий раз, уже с нетерпением, спросил: “Так как, автозаводцы, поддержите сормовичей по займу? Ведь всем выгодно, и вам, и государству! Сам подписывал людей, так сказать, добровольно, знаю. Поддержите?” на возвышении молодежь не выдержала и ответила: “Поддержим!” “Я так и знал”, быстро проговорил Хрущев и с облегчением продолжал речь».

Центральные газеты с «предложением горьковчан» вышли слишком уж быстро, отмечает Борис Дехтяр. Ясно, что их заблаговременно подготовили в набор.

«Одобрение дело техники»

«Когда я осенью гостил у тети в Бердичеве, меня замучили вопросами: зачем горьковчане предложили прекратить тиражи выигрышей? Я лично считал, что прекращение подписки повышает реальную зарплату сразу же, а о выигрышах не думал, они бывали редко», рассказывает в своих воспоминаниях ветеран автозавода. Отмечает он и то, что сам часто «спорил с земляками, когда они отзывались о Хрущеве резко отрицательно, не видя в его деятельности ничего хорошего». В те годы в Горьком были построены: новый железнодорожный вокзал, аэропорт, Молитовский мост через Оку, Дворец спорта, впервые после революции стал преображаться центр города, развернулось жилищное строительство.

В плане решения «квартирного вопроса» согласны с ним и на втором горьковском предприятии, которое посетил Хрущев перед «заморозкой».

– Я считаю, что предложение о «заморозке» выплат по облигациям исходило от самого Хрущева. А как в прежние годы было не поддержать призывы партии и главы государства, даже если они населению не выгодны?! поведал РП Геннадий Илескин, научный сотрудник музея ОАО «Завод Красное Сормово». Для нас, заводчан, важно другое: Хрущев дал начало массовому и быстрому строительству жилья для населения. И тысячи нижегородцев переехали из ветхих бараков в современное и благоустроенное по тем временам жилье. У нас в Сормово и на Автозаводе (имеется в виду Автозаводский район Нижнего Новгорода Примеч. авт.) были снесены десятки бараков с ужасными бытовыми условиями. Так, к примеру, выросли поселки Народный и Дубравный.

В апрельских номерах подшивки заводской газеты «Красный сормович» за 1957 год сообщается, что Никита Сергеевич был в Сормове 5 и 6 апреля. В первый день на заводском митинге, на котором шла речь о перспективах развития промышленности, во время которого предприятие взяло на себя повышенные обязательства по случаю грядущего 40-летия Великого Октября. А на второй день своего визита Хрущев побывал на народной стройке, где возводилось новое жилье. Про облигации же нет ни строчки.

«Тот самый» номер газеты «Автозаводец» (снимки №№199, 213 и 211)

Между тем, в архивах сохранился текст выступления Хрущева перед тружениками Горьковской области: «...Мы два года, в 1953 и 1954 годах, выпускали заем наполовину меньше обычного, но из этого ничего не вышло. Сейчас нам приходится выплачивать по займам в виде выигрышей и погашений каждый год крупные суммы. В этом году придется платить около 16 млрд рублей, в будущем году 18 млрд, а в 1967 году пришлось бы выплачивать 25 млрд рублей, то есть почти столько, сколько намечалось по подписке на заем в текущем году. Получается заколдованный круг. Поэтому мы предложили бы выплату по займам отложить на 20–25 лет. Если вы считаете, что это правильно, я призываю вас поддержать. А через 20–25 лет начнется выплата по облигациям». Получается, инициатива исходила все же сверху! А уж народное ее «одобрение» дело техники.

«Возьмем, к примеру, такой факт, как осуществленные по инициативе трудящихся мероприятия в отношении государственных займов. Миллионы советских людей добровольно высказались за отсрочку на 20-25 лет выплат по старым государственным займам. Этот факт раскрывает нам такие новые черты характера, такие моральные качества нашего народа, которые немыслимы в условиях эксплуататорского строя», — отмечал Никита Сергеевич во время доклада на XXI съезде КПСС.

В итоге 19 апреля 1957 года Президиумом ЦК КПСС было принято решение о прекращении выплат по гособлигациям внутреннего займа. Появляется Постановление «О государственных займах, размещаемых по подписке среди трудящихся Советского Союза», согласно которому выпуск новых облигаций прекращается, ранее обещанные платежи отсрочены на 20 лет, а выигрышные тиражи больше не проводятся.

Повод, а не причина

– Правительство России еще в конце XVII начале XVIII века прибегало к услугам государственного кредита для покрытия своих расходов. Сначала основными внутренними кредиторами были монастыри и церковь, потом - купцы, промышленники, иногда землевладельцы. Сохранились документальные свидетельства, что Петр I, в период Северной войны в частности, собирал купцов, принуждал их за свой собственный счет строить и снаряжать боевые корабли, рассказал РП Владимир Сомов, доктор исторических наук, профессор кафедры истории и политики России ННГУ имени Лобачевского. Но наиболее активно займы проводились в эпоху индустриализации, когда на XIV-м съезде страной был взят курс на индустриализацию. Что же касается решения о прекращении выплат по облигациям в 1957 году, то формально поводом могло послужить какое-либо обращение или письмо труженика. Но, повторюсь, поводом, а не причиной. Отмечу, что особенность эпохи правления Хрущева заключается в том, что все решения принимаются на уровне ЦК партии.

Того же мнения придерживаются и другие нижегородские историки, отмечая, что общегосударственные интересы в ту пору были превыше всего.

– Даже мнения трудовых коллективов таких крупных предприятий как ГАЗ и завод «Красное Сормово» не могли в корне повлиять на ситуацию. Да даже мнение отдельной политической элиты, отмечает Радислав Кауркин, заведующий кафедрой истории России и вспомогательных исторических дисциплин НГПУ, кандидат исторических наук. Если госзаймы перестали давать экономический эффект, стали невыгодными государству, их отмена неминуема.

Такими были облигации госзайма. Фото: http://komsomol-museum.ru/sovetskie-obligacii-3-procentnogo-zajma/

В семидесятые годы государство все же «растопило» замороженные облигации. Возродились и сами займы.

– Облигации госзайма СССР были признаны государственным внутренним долгом, управление которым осуществляло Министерство финансов РФ. Сбербанк России выполнял функции Агента Минфина РФ по продаже, покупке этих ценных бумаг, оплате выигрышей по ним, а впоследствии по их выкупу, сообщили РП в пресс-службе Волго-Вятского банка ОАО «Сбербанк» России. Так, в соответствии с Постановлением Правительства РФ, с 20 февраля 1992 года были приостановлены покупка и продажа облигаций госзайма 1982-го и проведение тиражей выигрышей по нему. При этом владельцам облигаций было предоставлено право добровольно обменивать их на облигации российского внутреннего выигрышного займа 1992 года. Согласно его условиям, утвержденными Министерством финансов РФ, эти облигации могли быть предъявлены к оплате до 1 октября 2004 года. Затем их выкуп был продлен до 26 декабря 2005 года. Сейчас он завершен, а находящиеся на руках облигации займа 1992 года компенсации не подлежат.

Сейчас сбыть старые облигации невозможно. Даже коллекционерам они не нужны, потому что выпускались огромными тиражами: интерес для них представляют только редкие довоенные и военные выпуски.

– Я родился в городе Горьком еще до начала Великой Отечественной войны, рассказывает нижегородец Алексей Балашов. Когда наш город фашисты начали бомбить, мать увезла меня в деревню, находившуюся почти в ста километрах от областного центра. В деревне увидел впервые и облигации государственного займа. Их у деда было много. Предвоенные и военные облигации были удивительно красивыми. За пять лет до войны был, например, выпущен «Заем укрепления обороны СССР». Хорошо помню, что дед и другие родственники подписывались на этот заем и бережно хранили облигации. Замечу, что дед мой в колхоз никогда не вступал, был «единоличником», но на заем регулярно подписывался добровольно. Он понимал, что страна нуждается в поддержке народа. Это был один из эффективных источников пополнения средств для модернизации промышленности, техники, вооружения. Но все эти довоенные и военные облигации встречаются довольно редко. Ведь государство честно рассчиталось с гражданами, которые в трудное для Родины время защищали ее, не жалея ни сил, ни денежных средств.

«Для чего спасать села, если в них никто не хочет жить?» Далее в рубрике «Для чего спасать села, если в них никто не хочет жить?»Священник и писатель Владимир Чугунов — о русской деревне, «воинствующей церкви» и современной литературе

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»