«Патриотизма много не бывает»
Закрытие смены на базе в п. Мулино. Фото предоставлено: пресс-службой главного федерального инспектора по Нижегородской области аппарата полномочного представителя президента РФ в ПФО

Закрытие смены на базе в п. Мулино. Фото предоставлено: пресс-службой главного федерального инспектора по Нижегородской области аппарата полномочного представителя президента РФ в ПФО

Чему учат в военно-патриотическом лагере «Гвардеец»

«Гвардеец» — один из военно-патриотических лагерей области, созданный в 2013 году при поддержке полномочного представителя президента РФ в Приволжском федеральном округе. В начале июня завершилась шестая смена лагеря, организованного на военной базе 20-й гвардейской краснознаменной общевойсковой армии в поселке Мулино Нижегородской области. Участие в лагерных сменах школьников из всех регионов Приволжья, а также Крыма, Севастополя, Луганска и Донецка стало традиционным — каждый регион представлен в смене отдельным отрядом. «Русская планета» подвела итоги трехлетнего существования проекта, направленного на развитие в подрастающем поколении чувства осознанного патриотизма.

«Проблем с призывниками стало поменьше»

– Гвардией изначально назывались лучшие воинские части. Само понятие «гвардия» в нашей стране было учреждено очень давно, а во время существования Советской Армии так впервые отметили воинские части, отличившиеся в 1941 году в ходе контрнаступления под Ельней, — рассказывает о символизме в названии лагеря заместитель начальника «Гвардейца» Михаил Бородин. — То есть гвардия — это самая лучшая и самая подготовленная часть. Соответственно, в нашем лагере в качестве учеников собираются лучшие представители регионов ПФО. Логика напрашивается сама.

– Кто они — лучшие представители?

– Все ребята очень разные — это и воспитанники кадетских корпусов, кадетских школ, и ученики обычных общеобразовательных заведений. Также в «Гвардеец» каждый год попадают подростки, находящиеся в сложной жизненной ситуации — для них в положении лагеря обозначен обязательный процент. Регионы сами формируют состав участников. Но, конечно, многое зависит и от заинтересованности самих ребят. С детьми работают действующие офицеры, командиры взводов, лейтенанты и капитаны. Все они кадровые военнослужащие, то есть проходят военную службу в настоящее время.

– Лагерь существует уже третий год. Были ли внесены какие-нибудь изменения в программу смен?

– Программа меняется год от года — ее обязательно нужно корректировать и улучшать. В этом году, например, в программу было добавлено вождение в составе экипажей боевых машин пехоты. Еще в этом году появились полевые выходы — ребята из первой смены младших школьников сутки находились на выходе в палатках. А во вторую смену уже входили ребята постарше — они находились на выходе в течение шести дней в комфортабельном и современном автономном полевом лагере АПЛ-500.

– Получаете ожидаемую отдачу от ребят?

– Отдача, безусловно, есть. Это видно по глазам ребят, по их поведению. Как бы банально это ни звучало, но взгляд ребенка, впервые приехавшего в лагерь, отличается от его же взгляда в конце смены. Воспитанники становятся более самостоятельными, ответственными.

– Часто ли выпускники лагеря связывают дальнейшую жизнь с военной службой?

– Четкой статистики мы не ведем, но по моим наблюдениям это происходит достаточно часто. В конце смены психологи опрашивали ребят, разговаривали с ними — для многих из них лагерь стал решающим, определяющим моментом в выборе будущей специальности. Многие из них хотят выбрать профессию в той или иной степени связанную со служением государству.

– Как вы считаете, от чего зависит желание или нежелание молодого человека служить в армии?

– Я думаю, что в последние годы имидж нашей армии стал значительно лучше восприниматься. Проблем с призывниками стало поменьше. И в целом в последние годы у нас в стране наблюдается серьезный рост патриотизма.

– Лагерь — военно-патриотический. Что вы вкладываете в понятие «патриотизм»?

– Патриотизм — это готовность к служению Родине, причем неважно — где и на каком поприще, в какой профессии. Человек должен быть государственно ориентированным.

Тропой разведчика

– Я попал в лагерь по результатам конкурса, — рассказывает свою «историю» Сергей, выпускник шестой смены лагеря. — У нас в Севастополе проходит военно-патриотическая игра «Рубеж», и вот победителей этой игры отправляют сюда, в лагерь. Это моя вторая смена в Гвардейце, хотелось приехать сюда еще раз.

Фото предоставлено: пресс-службой главного федерального инспектора по Нижегородской области аппарата полномочного представителя президента РФ в ПФО

– Что-то изменилось в программе лагеря? Показалась ли эта смена интересней?

– Мне трудно сказать — для меня программы смен были абсолютно разными, потому что в прошлом году я был на базе в Пензе, а в Нижнем Новгороде я впервые. Обе программы были интересными, трудно что-то выделить. Но сама база, наверное, больше понравилась здесь, в Мулине — я больше люблю походы, находиться на улице и менять обстановку, а в Пензе мы чаще всего просто перемещались по зданию.

– Тебя, как «бывалого» гвардейца, что в этой смене больше всего заинтересовало, какие дисциплины?

– На самом деле все дисциплины прекрасны, не считая, пожалуй, строевой. А наиболее сильное впечатление произвела «тропа разведчика». После этого наш коллектив сплотился еще сильнее.

– Патриотического воспитания — гражданского или военного — много не бывает. 
Опираясь на опыт работы в нижегородском регионе, могу сказать, что многие патриотические лагеря для подростков, равно как и военно-патриотические клубы, поисковые отряды и другие подобные начинания держатся на энтузиазме отдельных личностей, настоящих подвижников, — делится опытом Иван Калмыков, руководитель волонтерского корпуса 70-летия Победы в Великой Отечественной войне. — Это идейные люди, они не ждут вознаграждения за свой труд, отдавая себя детям, отвлекая их от улицы и безнадзорности. При этом не всегда эти подвижники могут совладать с бюрократическими препонами. Приведу пример. Руководитель одного из лагерей, много лет готовившего юных десантников, отыскал для лагеря территорию заброшенной воинской части. Он готов своими силами восстановить городок, благоустроить территорию, он уже договорился с местными жителями — и все равно несколько лет не может получить «добро» на передачу земли лагерю. Но даже в этих условиях продолжают появляться новые очаги и новые форматы патриотического воспитания. В сфере образования, как и в идеологии, у нас сложился определенный синтез старых традиций и заимствованных методик. Спортивный компонент, воспитание выносливости, ловкости, чувства команды — все это является важнейшим в программе любого лагеря. Форматы детских и подростковых лагерей должны иметь продолжение. Также наши взоры обращены сейчас и на подготовку федерального закона о патриотическом воспитании граждан. Хочется верить, что он внесет определенную системность и послужит упорядочению всей сферы воспитания юных патриотов.

«Не “тянуть” свою страну вниз»

– Мы попали в лагерь в возрасте 14–15 лет. Еще раз оказаться здесь, к сожалению, не удалось, — говорят выпускники лагерной смены «Гвардейца» 2013 года Илья Судак и Вова Титов. — В «Гвардейце» мы оказались практически случайно. В 2013 году лагерь только открывался и, насколько нам известно, тогда никаких конкурсов среди желающих попасть в смену еще не проводилось. Нам просто предложили путевки в школе и мы, конечно же, согласились — было интересно прочувствовать всю сложность армейской жизни.

– До первой поездки в «Гвардеец», не было ли предвзятого, скептического отношения к патриотическим лагерям? К самому понятию «патриотизм»?

– Илья: Нет, не было. Я наоборот очень положительно к подобным вещам отношусь и хотелось бы, чтобы такие лагеря организовывались чаще. Я хочу сказать, что было бы хорошо, если бы смены собирали не только летом, но и зимой, в других условиях.

– Можете ли вспомнить какой-либо переломный момент, случившийся во время пребывания в смене? Было ли такое, что отношение к лагерю или к себе неожиданно изменилось?

– Илья: Во второй половине смены я, наконец, прочувствовал атмосферу дисциплинированности армейской жизни. Тогда в моем характере что-то произошло — я стал серьезней относиться к армейской службе. Некоторых из нас даже просили заниматься с нашими начинающими кадетами — учить их строевой, да и той же дисциплине в целом. С ребятами приходилось много работать, они еще ничего не знали.

– Среди тех, кого вы успели узнать за смену, были ли ребята, решившие связать свою жизнь с военной службой?

– Вова: Те ребята, с которыми я плотно общался, а это не так много — пять-шесть человек, хотели связать свою жизнь с военной службой.

– Илья: Лично я не решил связывать свою жизнь с армией, но то, чему нас учили в лагере, еще больше подтолкнуло меня остановиться на желаемой профессии. Сегодня я делаю все, чтобы воплотить в жизнь свою мечту — служить в МЧС России. По своим дисциплинарным требованиям и необходимости брать на себя ответственность, эта профессия очень похожа на армейскую службу.

– Что было самым тяжелым за время пребывания в лагере?

– Вова: На самом деле сложнее всего было встать с кровати в шесть часов утра.

– Илья: Да, поначалу очень тяжело давался ранний подъем и зарядка по утрам, но потом в это втягиваешься. Так же было тяжело изучать боевые оружия, в какой-то момент я даже почувствовал гордость за нашу страну — насколько мощное и сильное стало наше вооружение.

– Ребят, как вы считаете, развито ли чувство патриотизма в жителях нашей страны и правильно ли мы понимаем само слово «патриотизм»?

– Илья: Чувство, конечно, есть, но как раз развито оно не очень сильно. Патриотизм, на мой взгляд, это сопереживание своей Родине, своим землякам. Чувство ответственности. Может быть, даже чувство неприязни к тому, кто ведет себя неуважительно по отношению к жителям своей же страны.

– Вова: Мне кажется, что сейчас патриотизма в людях все меньше. Но на самом деле благодаря тем же военно-патриотическим лагерям можно что-то изменить в подрастающем поколении. Для меня патриотизм — это любовь к своему Отечеству, к своему дому, желание поддержать свой народ и гордиться им. Это желание развиваться, чтобы не «тянуть» свою страну вниз, быть ей полезным. Ну, у каждого свое ощущение патриотизма.

«Никогда не подозревали в казнокрадстве» Далее в рубрике «Никогда не подозревали в казнокрадстве»Корреспондент РП выясняла, где могут находиться останки Козьмы Минина Читайте в рубрике «Титульная страница» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

29 июля 2015, 18:25
А мне очень нравятся такие лагеря. Там мальчишки превращаются в настоящих мужчин и защитников Родины. И кстати, невозможно заставить любить страну, это исходит изнутри человека. Ты или патриот, или нет.
такие лагеря должны сделать обязательными для молодых ребят, стране нужны бойцы!
30 июля 2015, 06:30
Те кто хочет в армии служить с молоду должны попадать в такие лагеря. Но и остальным немешало бы быть мужчинами.
30 июля 2015, 08:20
Помню довелось попасть в лагерь ВДВ в середине 90-х.. Пьяные прапора отбили руки и вывихнули ноги , вернулся домой еле живой, после этого лагеря мне настоящее КМБ в армии показалось детским садом...
Да не, сейчас все намного серьезней. Контроль со всех сторон, планы, отчеты. Патриотический лагерь на базе войсковой части - что может быть эффективней и дешевле. Хорошая тема.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»