После временного размещения
Фото: Полина Троянова

Фото: Полина Троянова

Беженцы, проживающие в пансионате «Дубки» Нижегородской области, рискуют остаться на улице

Граждане Украины, прибывшие в Нижегородскую область в июле, должны покинуть пункт временного размещения «Дубки» уже к концу сентября. Однако у большинства беженцев до сих пор нет ни работы, ни жилья, ни средств к существованию. Почему они оказались в бедственном положении, выясняла «Русская планета».

– Я приехала в «Дубки» с двумя детьми еще в июле, а муж вернулся из ополчения на днях, скажем, только с танка слез, — рассказывает «Русской планете» гражданка Украины Светлана (по просьбе беженцев мы не указываем их фамилии. — Примеч. авт.) — 29 сентября мне с ребенком нужно отсюда съезжать, а муж, получается, остается. Нам говорят — ищите работу и снимайте жилье. Но если зарплату предлагают в 15 тысяч рублей, а квартира — 17-18, как тут проживешь? Чтобы снять квартиру, нужно идти к риелтору, а он за свои услуги требует какие-то нереальные тысячи, а у нас денег нет, даже чтобы на собеседование съездить, чтобы конфетку ребенку купить. Один ребенок у меня сейчас в городецком интернате, так как имеет инвалидность. Я не могу к нему ездить — не на что, и сюда забрать не могу, так как меня за это могут выселить. Он звонит мне и плачет каждый день. Хоть бы выделили нам на какое-то время билеты проездные, чтобы мы не унижались в автобусах, и еще нам очень нужен риелтор, который не драл бы с нас такие деньги.

– У меня тоже множество вопросов по поводу денег, — подключается к разговору Марина, жительница Донецкой области. — Я слышала про пособия, которые нам должны были выдавать. Никаких денег мы не видели. Пенсионерам тоже вначале обещали перечислять из ДНР пенсию, но выплат нет. Еще меня вот что удивляет: я узнала, что организации, которая принимает беженцев, российское государство платит по 800 рублей в день на человека. Нас в семье пятеро — я, муж и трое детей. Если посчитать, то на нашу семью выходит — 120 тысяч рублей в месяц! Да отдайте мне эти деньги, я сниму квартиру и буду питаться намного лучше, чем здесь кормят.

У многих женщин мужья остались воевать в ополчении, и они приехали в Нижегородскую область одни с маленькими детьми.

– Розовые очки у нас уже давно упали. Еда и кров — это хорошо, ребятишек, спасибо, к школе собрали, но поймите — мы не хотим ни у кого на шее сидеть, а встать на ноги тоже не получается, — говорит Людмила, прибывшая из Луганска вместе с семилетним сыном. — Я приехала без мужа, без родственников и снять квартиру мне точно будет не по силам, а в пункте временного размещения можно находиться только три месяца. У моей соседки две девочки — четыре и полтора года, она устроилась на работу няней в детский сад с зарплатой 6,5 тысяч. Вопрос — на что снимать жилье?

– А служебное жилье работодатели не предоставляют?

– Ездили мы недавно в Шарангу, — отвечает Марина. — Встретили нас там хорошо, мужчинам предложили работу на лесопилке. А потом привезли к дому, это даже не дом, а бетонная коробка, без окон, без дверей. Директор нам говорит — вот, достраивайте и живите, материалы предоставим. А это время пока где жить? В общежитии. Приехали туда, а там тоже нужно ремонт делать, так и вернулись в «Дубки». А женщинам работу предложили в коровнике. Вы меня извините, но я из города приехала, я коров боюсь, не знаю даже с какой стороны к ним подойти. А еще многие работодатели предлагают такие условия — женщины будут жить в женском общежитии, а мужчины — в другом. А детей выкинуть, что ли?

– Хоть бы не гнали нас отсюда, дали бы на ноги встать, подкопить немного на квартиру, еще месяца два, три, а то мы только документы оформили, только приступили к поиску работы, а уже выселяют. С нами ведь работодатели даже разговаривать не хотели, пока бумаг на руках не было. А многие и сейчас отвечают — мы с украинцами не связываемся, — подключился к разговору Сергей, участник боевых действий под Луганском.

Из-за сложившегося положения, многие беженцы чувствуют себя брошенными, находятся в отчаянии и даже обозлены.

– Несколько раз у нас были собрания с представителями администрации Балахнинского района, мы свои вопросы им озвучивали, о своих проблемах рассказывали, но результатов пока нет. Пишут только про нас в газетах, что все у нас хорошо, так почитаешь — мы лучше местных живем, — с иронией говорит Светлана. — Не могу больше скитаться, уж лучше депортируйте меня обратно.

За комментариями по вопросам беженцев «Русская планета» обратилась к первому заместителю главы администрации Балахнинского района Павлу Коженкову.

– Беженцы, находящиеся в пункте временного размещения «Дубки», обеспечиваются бесплатным жильем и питанием на сумму 800 рублей в день на одного человека. Деньги не выдаются на руки, а направляются непосредственно на проживание и питание, — говорит в интервью корреспонденту «Русской планеты» Коженков. — Беженцы, проживающие вне ПВР (у родственников, знакомых и т.д.), въехавшие на территорию России не позднее 15 июля и пробывшие в России не меньше месяца, получают единовременную компенсацию в размере 3 тысячи рублей на человека. Затраты на оформление и перевод документов компенсируются из благотворительных фондов. Также организован сбор гуманитарной помощи в пользу беженцев: балахнинцы приносят необходимые вещи в управление социальной защиты населения или непосредственно в пункт временного размещения. Что касается пенсии, то статус временного пребывания на территории России не подразумевает выплаты пенсии. Для того чтобы ее получить, гражданам Украины необходимо пройти процедуру получения российского гражданства — тогда они смогут получать пенсию как граждане России.

Павел Коженков поспешил успокоить незащищенные категории граждан — пенсионеров, одиноких женщин с детьми, инвалидов — и сказал, что срок их пребывания в ПВР будет продлен до решения вопроса в выше стоящих инстанциях.

– Решения по незащищенным категориям граждан в настоящее время разрабатываются на федеральном и региональном уровне, — сказал чиновник. — Но, в любом случае, на улице они не останутся. Пока решение не найдено, одинокие матери и пенсионеры будут находиться в ПВР.

Остальным гражданам все же нужно поторопиться с поиском работы и жилья.

– Что касается трудоспособных граждан, то существует порядок пребывания на территории ПВР — отсюда и название: пункт временного размещения граждан. ПВР нужен для того, чтобы беженцы могли находиться в нем на время получения необходимых документов. Как только документы получены, беженцам дается месяц на поиск работы. Трудоспособным гражданам за это время работу найти реально. Если беженец нашел работу с жильем, он еще две недели может жить на территории ПВР, если без жилья — то еще месяц. Этот льготный срок дается для получения первой зарплаты. Так или иначе, вопрос по каждому человеку мы решаем индивидуально.

Перехитрившие воду Далее в рубрике Перехитрившие воду«Русская планета» вспоминает корабли на подводных крыльях, ушедшие в историю Нижнего Новгорода Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»