Купеческий Нижний пошел по рукам
Здание ночлежного приюта «Бугровская ночлежка». Фото: Константин Барановский

Здание ночлежного приюта «Бугровская ночлежка». Фото: Константин Барановский

Старинные особняки стали предметом торга на аукционе

В Нижнем Новгороде — своеобразный купеческий Ренессанс. Полуторавековые дома, стоявшие ранее на балансе регионального и муниципального бюджетов, переходят в частные руки.

Не на «газпромовские», на свои

Покупки, вызвавшие наибольший резонанс, — Бугровский ночлежный дом и особняк купчихи Каменской. Оба объекта входят в реестр регионального культурного наследия, оба расположены на волжских набережных. «Бугровская ночлежка» — недалеко от Нижне-Волжской, дом купчихи — непосредственно на Верхне-Волжской набережной.

Здания известны и сами по себе, и покупатель у них непростой. Впрочем, о покупателях чуть позже. Сначала о самих домах.

История Бугровского ночлежного дома в Нижнем Новгороде началась еще в XIX веке. Чайная и ночлежка для босяков была построена известным нижегородским купцом Бугровым. Выходец из низов, он выстроил, как теперь бы сформулировали, успешный холдинг, куда входили предприятия самого разного профиля. Нижний Новгород от щедрот Бугрова получил немало: водопровод в Нагорную часть города (с освобождением горожан от налога на воду «на вечные времена»), многие здания, включая работные дома для сирот и вдов. Будучи старообрядцем, Бугров не приветствовал пьянство, в его ночлежном доме оно было запрещено. Как и игра в карты, и многие другие пороки человеческие. Сам Бугров стал героем документального очерка Максима Горького, которого купец поддерживал и материально. В «бугровской» ночлежке Алексей Максимович нашел прототипы для своей пьесы «На дне». Сюда же приезжали артисты МХТ во главе с Константином Станиславским во время работы над спектаклем по пьесе. В советские времена помещение сменило несколько назначений, в последние несколько лет здесь располагалось управление Федеральной миграционной службы, затем — Министерство культуры Нижегородской области.

За выставленное на торги здание развернулась нешуточная борьба. Еще бы: к постройке в почти 2 тыс. м2 прилагался земельный участок, необходимый для ее использования, общей площадью почти 1,5 тыс. м2. Здание была оценено в 108,663 млн рублей, шаг аукциона — 500 тыс. К аукциону было допущено пять участников, основными быстро стали двое: Феликс Верховодов и Дмитрий Володин. Последний решил отступить, и объект культурного наследия достался ИП «Феликс Верховодов» — за цену больше 160 млн рублей.

Общественность и истеблишмент ахнули. Верховодов — гендиректор ОАО «Газпром межрегионгаз Нижний Новгород» и ОАО «Нижегородоблгаз», депутат Законодательного собрания Нижегородской области. Пошли было разговоры про «деньги "Газпрома"», но выяснилось, что Верховодов купил на свои. Недаром фигурирует в победителях именно ИП — индивидуальный предприниматель. Позже стали известны условия купли-продажи: покупатель ограничен в использовании объекта недвижимости. До 1 апреля 2014 года нежилое здание находится в пользовании органов государственной исполнительной власти региона.

Лакомый кусок

Вскоре Верховодов стал обладателем еще одного объекта регионального культурного наследия: особняка купчихи Каменской. Про нее мало что известно, но дом строился перед Первой мировой войной по столичным лекалам с нижегородскими особенностями. В нем долгое время квартировалось общество «Знание», в начале девяностых — Институт развития приватизации. Затем пришла пора офисов в аренду.

На торги здание выставили за 66,6 млн рублей. Три шестерки в стартовой цене заставили вспомнить темные истории, связанные с особняком. Есть, например, очевидцы того, что в лунные ночи появляется в доме призрак бывшей хозяйки. Вреда от него, кроме испуга, никакого, но легенда ходит. Некоторые, правда, утверждают, что призрак ищет сокровища, спрятанные в особняке после прихода советской власти. Этой власти и досталась уникальная коллекция судовладельцев Каменских, когда в 1973 году в особняке стали делать ремонт. Клад состоял из более чем 600 предметов, имеющих художественно-историческую ценность: фарфора, старинных канделябров и подсвечников, статуэток, орденов, альбомов, картин.

Итак, «дом с привидением» также достался Феликсу Верховодову чуть дороже 111,5 млн рублей за почти тысячу квадратных метров. Хозяйственную одноэтажную постройку во дворе приобрел за 15,3 млн рублей Дмитрий Володин.

Последний — фигура в нижегородском истеблишменте заметная. Володину принадлежат немалые активы в гостиничном бизнесе, в наиболее престижных местах центра города, а также сеть ювелирных салонов на Большой Покровской. Есть свои интересы в девелоперском бизнесе. Разве что Володин менее медийная фигура, чем Верховодов. Зато замечен в меценатстве.

Ни один из покупателей не комментирует свои дальнейшие планы на приобретенные здания, но волноваться, скорее всего, не о чем. Вряд ли на месте столь туристически привлекательных объектов возведут банальные торговые или бизнес-центры.

Дмитрий Гительсон, основатель сообщества «Культурный фронт», сдержан в оценке, беседуя с корреспондентом «Русской планеты»:

- Я лично знаю и Верховодова, и Володина. До сих пор их действия и намерения, связанные с нижегородской культурной сферой, в широком смысле слова не вызывали вопросов или нареканий. Надеюсь, что и с приобретенными домами, являющимися региональным культурным наследием, ничего плохого не произойдет. Хотя я затрудняюсь назвать мотивы и намерения, которыми руководствовались эти известные в городе люди при покупке.

Впрочем, за столь блистательным фейерверком имен и миллионов почти незамеченными прошли иные покупки. Например, один из купеческих домов на Малой Покровской купило общество с ограниченной ответственностью с невнятным названием и сразу взялось за реконструкцию, приводя в достойный вид полуруинированное здание. Как удалось выяснить нашему корреспонденту, подобных объектов по городу еще почти дюжина, и к каждому из них современные предприниматели относятся бережно, восстанавливая буквально по кирпичику.

Впрочем, писатель Захар Прилепин иначе смотрит на ситуацию.

- Все эти прекрасные люди клянутся и божатся, что ничего с приобретенной недвижимостью не произойдет. На первых порах так и есть. Потом приходит желание получить максимальную материальную выгоду с актива. Такова логика частной собственности. Если есть наследники — еще хуже, начнутся, рано или поздно, дрязги и ссоры по разделу имущества. Это как с наследием писателя: невозможно переиздать в России, скажем, А. Н. Толстого. У него 146 наследников, которые разругались окончательно из-за авторских прав. Тут — даже не тексты, не интеллектуальная собственность, речь идет о домах в исторической части города. Лакомый кусок, — заявил Прилепин корреспонденту «Русской планеты».

Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»