«Дети тонут молча»
Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Павлишак

Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Павлишак

«Русская планета» пообщалась с нижегородкой, спасшей от смерти девочку

Мы встретились с Ириной Араповой в Сормово, во дворе ее дома. На часах полдень — самое время гулять с детьми. У Ирины двое сыновей — восьмимесячный и 3,5-годовалый. Один мирно спит в коляске, другой осваивает качели во дворе и то и дело окрикивает маму, чтобы та оценила, как здорово он катается.

О том, что в начале июня она спасла ребенка, Ирина сама написала на одном из городских форумов, точно обозначив тему своего сообщения — «Дети тонут молча». Сделала она это, чтобы привлечь внимание родителей, напомнить, что вода ошибок не прощает.

– Все произошло банально. Обычный летний день, жара, дети плещутся в воде, родители сидят тут же на берегу. Я следила за старшим сыном и вдруг услышала от стоящего рядом дедушки — «утонет ведь». В нескольких метрах от нас маленькая девочка лет четырех уходила под воду. Глаза у нее были стеклянными и неописуемый ужас на лице. Она жадно хватала ртом воздух. Я бросилась к ней и подхватила ее уже под водой, — рассказывает Ирина.

– А что родители?

– Они сидели тут же, метрах в двух от воды, но даже не сразу поняли, в чем дело. Я отдала девочку, а сама пошла доставать из воды ее шляпку. Через некоторое время они собрали детей (у них еще мальчик был) и ушли с пляжа. Но я нисколько не хочу обвинить их — это совершенно нормальные люди. Все мы не идеальные. Гуляя во дворе, можно не уследить за собственным ребенком. Я вот сейчас своего сына не вижу — получается, я плохая мама. Вот он упал, за это меня можно уже линчевать по большому счету. Но вода не прощает ошибок, и пусть лучше половина пляжа смеется над вами и называет чокнутой мамашей, которая скачет по пятам за своим ребенком, чем потерять своего сына или дочку.

По признанию Ирины, с такой экстремальной ситуацией в своей жизни она столкнулась впервые, однако ее работа была связана именно с помощью людям.

– По профессии я программист. Но уже в институте поняла, что мне гораздо интереснее люди, чем цифры, поэтому я устроилась на самую страшную и черную работу, — с иронией говорит Ирина, — оператором колл-центра в сотовую компанию. Поначалу было очень сложно, даже сны кошмарные снились, что я на звонки отвечаю. А потом втянулась, дослужилась до руководителя группы. В работе мне нравилось помогать людям. Ситуации ведь разные бывают и не всегда они связаны с банальным подключением той или иной услуги. Однажды позвонила женщина, у которой дочь рожала в другом городе, а она дозвониться ей не могла. Вместе с ней ревели в трубку, а потом все же решили проблему. Многие почему-то считают, что операторы колл-центра — это такие девочки, которые сидят и чай пьют, на самом деле это очень трудоемкая и нервная работа.

– Часто приходилось встречаться с негативом?

– Конечно, но нужно уметь не принимать его близко к сердцу. Когда человек кричит на тебя в трубку, он недоволен не конкретно тобой, а компанией в целом, каким-то сервисом. Это нужно понять, и тогда становится гораздо проще. Есть процедуры, которые позволяют не разговаривать с откровенными хамами. Все звонки записываются, и после предупреждения, если хамство не прекращается, оператор имеет право прекратить разговор. Все не так страшно.

– Сложно быть руководителем в колл-центре?

– Сложности были связаны с нежеланием некоторых сотрудников работать. В колл-центр, как правило, приходят студенты или ребята, которые только закончили школу. Почему-то они хотят получать много денег и при этом ничего не делать. Ведут себя, как дети — не приходят на работу и сочиняют сказки, что три раза за месяц умирает бабушка или три раза труба дома прорывает. Но те, кто хотят работать, задерживаются надолго, к тому же оплата труда достойная.

Ирина родилась и выросла в поселке Большое Козино, но ощущает себя нижегородкой.

– Я так и не стала коренной козинской жительницей, — признается Ирина. — Наверное, у каждого маленького населенного пункта есть очень неприятная особенность — это сплетни. Каждый считает нужным влезть в твою личную жизнь, смаковать все подробности и ведь допрашивают и обижаются, когда ты что-то не рассказываешь. Все мое нутро всегда этому противилось. В городе такого нет.

Во время беседы старший сынишка Ирины подошел к маме и подарил ей цветочек.

– Спасибо, мой дорогой! Да, наверное, ради таких моментов мы детей и рожаем, — говорит Ирина.

Ирина не только полюбила Нижний Новгород, но и очень привязалась к Сормовскому району, в котором теперь живет.

– Живу здесь несколько лет и никуда переезжать не хочу, хотя скоро будем покупать более просторную квартиру. Здесь есть все, что нужно для жизни — садики, больницы, парк, и дворы у нас всегда очень чистые.

– А как вы относитесь к Сормовскому парку? В последнее время он очень изменился — столько новых построек, а вот деревьев, кажется, становится все меньше?

– Плохого там точно ничего не делают. Парк окультурили. Вспомните, что было там несколько лет назад – заросшая кустарником и бурьяном территория, по которой было страшно ходить. И от того, что там спилят пару вековых елок, никому хуже не будет. Недавно разразился целый скандал — на острове спилили несколько десятков деревьев под картодром. Я такой озлобленности людей не понимаю, сами же потом придут на это место отдыхать. Если взять карту и посмотреть на величину парка и на ту площадь, которую вырубили, то видно, что это микроскопический кусочек.

Сейчас почти все свое время Ирина Арапова посвящает детям. Но сегодня она, оставив сыновей супругу, отправится на занятия в автошколу, чтобы осуществить свою давнюю мечту — научиться водить машину.

– Долгое время это было только несбыточным хотением, а потом наступил критический момент, когда я решила — хватит мечтать, нужно просто пойти и сделать. Теперь для меня это не только прихоть, а большая необходимость, так как маленькие дети, родители живут за городом, а работа — в верхней части города. Не хочу через год-полтора разрываться между всем этим.

– Учиться страшно?

– Пока прохожу только теорию, а это не страшно. Но и свой страх перед машинами я, наверное, навсегда преодолела в семилетнем возрасте, когда папа посадил меня за руль в лесу и заставил ехать до дома через весь поселок.

Младший сын Ирины начинает кряхтеть и возиться в коляске, старший уже оставил качели и прижался к матери.

– Ну, вот и нагулялись — кушать пора, — поясняет Ирина.

Я провожаю их до дома.

– Да, я могу назвать себя счастливым человеком, — напоследок признается Ирина. — У меня есть муж, любимые дети, хорошая работа, на которую я скоро вернусь. Вообще я считаю, что 30 лет — это самый прекрасный возраст для женщины, когда уже многое сделано и столько еще интересного впереди.

«Надежда лишь на Дедушку Мороза и на птиц» Далее в рубрике «Надежда лишь на Дедушку Мороза и на птиц»Корреспондент «Русской планеты» провел один день с нижегородским лесником Читайте в рубрике «Титульная страница» Мы новый град построимВозможно ли перенести столицу России за Урал — и надо ли? Мы новый град построим

Комментарии

11 сентября 2014, 12:21
Чтоб утонуть и стакана достаточно, что уж говорить о водоеме. С детьми лучше перебдеть, как говориться.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»